Гавань красоты и здоровья  
  Rambler's Top100 Системы питания   Диеты   Диетическое питание   Офисный фитнес

Вернуться   Форумы Гавани красоты и здоровья > Авторские форумы > "Житейские кружева" с Ольгой Зайкиной
Дневники Регистрация Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 05.03.2005, 15:17   #11
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

Может быть, "Жук Дюрера" Василия Труфанова выйдет отдельной книгой с собственными иллюстрациями автора, он рисовал насекомых.
В выкладке в интернете http://zhurnal.lib.ru/t/irinka/qd.shtml
иллюстраций нет.
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 10.03.2005, 16:08   #12
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

ЭТЮДЫ КАМЕННООСТРОВСКОГО ПАРКА -
http://zhurnal.lib.ru/t/irinka/etudy22.shtml
Так хорошо и зажигательно написано, что захотелось в Питер на Каменный остров. Я несколько раз была в Ленинграде-Петербурге, и ни разу не попадала на Каменный остров. В следующий раз попаду обязательно.
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 15.03.2005, 20:06   #13
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

Василий Труфанов - Евпаторийские зарисовки - http://zhurnal.lib.ru/t/irinka/zarisovki.shtml

Вот этот рассказ из зарисовок меня потряс:

КОГДА ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ, САНЯ...

Переднее колесо инвалидной коляски с шорохом уперлось в парапет, отделяющий пляж от набережной. Алена подъехала к узкому проему, который служил дополнительным входом на пляж. Народу у моря сейчас было не так много, как днем. Лишь где-то вдалеке, возле самого прибоя, под надзором родителей играли дети. "Что ж, лучше и быть не может", - с обреченностью подумала Алена и стала снимать футболку, а затем свои фирмовые шорты из джинсовой ткани, с бахромой - подарок матери. Правая рука, в большей степени подверженная непроизвольным движениям, выписывала в воздухе зигзаги. Это было неприятно и вдобавок отнимало много сил. Раздеваться приходилось с помощью одной левой, которая тоже плохо слушалась. Чтобы заставить работать сжатые в кулак пальцы, девушке нужно было прикладывать неимоверные усилия, повернув при этом голову в сторону и не глядя на руку. "Ну вот теперь, кажется, все"..., - подумала она. Оставшись в желтом цельном купальнике, плотно обтягивавшем ее высокую грудь и узенькую талию, Алена кое-как приподнялась с коляски, сложила одежду в небольшой ящичек под сидением и в изнеможении легла на песок. Она впервые в жизни была на пляже одна. Раньше родители приводили ее сюда только на массаж и лечебную физкультуру и изредка, - чтобы искупать. Она не знала, что значит загорать или просто так лежать на песке, как делало большинство курортников, да и врачи не советовали. Говорили, что ей загорать вредно. Сейчас песок уже не был горячим, а лишь приятно согревал тело. Снизу все окружающее представлялось ей в новом, неожиданном ракурсе: топчаны, далекие пляжные кабинки, и даже маленькие дети, казались ей теперь очень большими, а небо - прямо-таки огромным, всепоглощающим. Если бы не ее крайнее душевное смятение, она бы еще долго рассматривала все вокруг и удивлялась необычности того, что видела. Девушка, как могла, вытянулась на песке, стараясь разогнуть скованные болезнью руки и ноги, и несколько минут лежала неподвижно. Потом, с трудом подтягиваясь на левой руке, неуклюжими рывками поползла к морю.

Несмотря на свой неизлечимый врожденный недуг, из-за которого она не могла самостоятельно передвигаться, Алена была веселой и жизнерадостной и отличалась к тому же незаурядной внешностью: каштановые, пушистые волосы, серые, пронзительные и какие-то говорящие глаза. Училась она дома. Много читала, слушала музыку, особенно нравилась ей классика: Шопен, Чайковский, Равель. Произведения этих композиторов пробуждали в ней надежду на счастье, дарили мечты. Кроме того, занимаясь в городском молодежном Литобъединении, Алена сочиняла стихи и надеялась выпустить свой первый поэтический сборник. Соседка, бойкая, молодая женщина всегда при серьгах и с маникюром, глядя на нее, сидящую в коляске, недоумевала: "Ленка, и как это ты вот так можешь, а? Окажись я на твоем месте, я бы ни за что не смогла". "А мне жить интересно", - отвечала Алена.

Еще у Алены был друг Саня, с которым они росли в одном дворе. Саня был чудесным парнем. И не только потому, что возил ее в кино, часто гулял с ней по тихим улочкам старого города. Он относился к Алене по-особому внимательно и даже трепетно. Похоже, только один Саня знал, как ее нужно удобнее усадить на коляску. Помогал ей справиться с непокорными руками. Приспосабливал для этой цели мягкие ремешки, обшитые тканью кожаные манжеты, в которые очень осторожно продевал Аленины руки и пристегивал их к подлокотникам коляски. Когда Алене выдали из СОБЕСа кресло на колесах с рычажным управлением, Саня не пожалел времени на то, чтобы разобрать его и сложить заново, но уже в педальном варианте. А потом так же длительно и настойчиво учил Алену управлять своим изобретением. Теперь она могла ездить сама на не очень далекие расстояния. Со временем она привыкла к новой коляске. И руки уже не надо было, как прежде, пристегивать к подлокотникам. Саня говорил, что как-нибудь он непременно свозит Алену на неделю в Сочи, где живет его бабушка. Алена соглашалась на это. Потому что верила ему. Потому что знала - Саня не подведет ее никогда. "Ты меня действительно любишь, т а к у ю?" - однажды откровенно спросила она у него.

- Что значит, "такую", такую славную и милую? Я тебя очень люблю, Аленушка. Забудь, что не можешь ходить. В тебе есть то, чего нет в других.

И Саня смотрел на нее так, что на душе у Алены сразу теплело и становилось спокойнее.

Зато дома покоя не было. Отец все чаще возвращался с работы пьяным. Раньше, когда он приходил, как говорится, слегка под хмельком, то бывал веселым и разговорчивым. Мать даже просила его иногда, чтобы он немного выпил для поднятия настроения. Но со временем в нетрезвом виде он становился неоправданно резким, а порой даже грубым. И вот как-то накануне окончания школы, когда Алена готовилась к выпускным экзаменам, отец неожиданно явился домой среди дня, еле держась на ногах. Неровными шагами он как-то странно засеменил к столу, за которым сидела Алена, и оперся о него ладонями. От него исходило что-то чуждое, недоброе.

- Ты еще долго будешь болеть?!!! - выкрикнул он.

"Что, что?" - Алена подняла глаза от учебника, еще продолжая размышлять над сложной теоремой по физике.

- Я спрашиваю, ты еще долго будешь болеть!!! Даю сроку полгода. Если за это время никаких улучшений у тебя не будет - сдам в дом инвалидов! И все! Мне надоело! В войну погибло двадцать миллионов, два-а-адцать миллио-о-онов здоровых, сильных людей, не для того, чтобы какие-то калеки жили на свете и мешали остальным!!!

Злые, тяжелые слова падали с пьяных губ отца кусками рваного железа. Они били ее, ранили, давили.

От этих слов Алене нельзя было ни уйти, ни спрятаться.

У нее потемнело в глазах... Она хотела что-то сказать. Но у нее вырвались лишь хриплые стоны. Алена вдруг ослабела, руки ее задрожали, как крылья у смертельно раненной птицы. И она уронила голову на раскрытый учебник.

- Гриша! - раздался встревоженный голос матери. - Что там опять такое?! Снова напился? Сколько раз я уже говорила - выпил - ляг поспи. Пойдем-ка, я тебя сейчас в кроватку уложу", - сказала мать с ласковой ненавистью.

- Ничего-ничего. Мы просто разговариваем. Все нормально. У нас все н-нормально", - заплетающимся языком, но уже совершенно другим заискивающим тоном произнес отец. Матери он побаивался, а потому безропотно дал себя увести.

Следующие дни проходили будто в тумане. Алена не помнила, как сдала экзамены и сдала ли их вообще. Помнила только, что ее навещал кто-то из учителей и о чем-то спрашивал. В ней произошли перемены. Она сделалась замкнутой, все время молчала. Мысли точно раздваивались в ее мозгу. Их трудно было собирать воедино и додумывать до конца. Девушка ни о чем не стала говорить матери - той и так хватало горя, - а лишь благодарила ее буквально за каждую мелочь. Однако мать сама догадалась обо всем.

- Не слушай, какую чепуху он по пьянке городит. Сегодня сказал - завтра забыл, а ты все переживаешь. Не надо, Аленка, я-то тебя никуда не отдам.

- Нет, мама, - возразила Алена, - не зря ведь говорят, что у пьяного на языке, то у трезвого на уме".

Беда, как известно, одна не приходит. В мае Саню призвали на три года в Армию и отправили туда, откуда возвращались немногие - в Афганистан...
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 15.03.2005, 20:07   #14
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

До моря теперь оставалось совсем мало. Берег начал резко понижаться и, когда девушка ощутила под руками влажный от морского прибоя песок, что-то словно оборвалось у ней внутри. Море было рядом. В воздухе пахло солеными брызгами, песком и дымом от сигарет. Какие-то проворные черные мушки прыгали среди выброшенных недавним штормом водорослей. Волны, раскатываясь по берегу, шевелили комки морской травы, и испуганные ими эти мушки то и дело взлетали... Вода была прозрачной, и в подступающих волнах, как в призму, можно было различить на дне коричневую полосу из мелких ракушек. Алена отвела взгляд от песка и посмотрела вверх - над морем застыла двуцветная гряда облаков: верхняя ее часть с причудливыми мягкими очертаниями поднималась высоко в небо и терялась там. Она была розовато-желтой и наполненной светом заходящего солнца. Темная нижняя часть облачной гряды казалась плоской. Вдалеке, в зыбком, предвечернем, лиловом мареве, за Каламитским заливом, еще шел дождь.

Неожиданно кто-то спросил:
- "Ленок, а где же мама?"

Девушка вздрогнула и обернулась, - позади нее стояла их курортница Надежда Александровна.

- Мама должна вот-вот подойти", - упавшим голосом сказала Алена. Ей не хотелось ни с кем говорить. Не хотелось, чтобы ее видели. Она боялась, что Надежда Александровна не пустит ее одну в море или предложит купаться вместе.

- Ладно, Леночек, побегу я. А то мои ребята заждались меня, наверное.

И Надежда Александровна уверенной походкой направилась в сторону пляжного навеса, под которым выстроились ряды топчанов.

Алена сделала короткую передышку. Пока она с трудом пробиралась через весь пляж к морю, отчаяние начало понемногу покидать ее. Но стоило ей остановиться, как оно обрушилось на нее вновь с ошеломляющей силой. "Двадцать миллионов погибло в войну не для того, чтобы такая калека, как ты, жила на свете!" - опять пронеслось в ее голове. Она знала, что не умеет плавать. Но, даже не эта страшная и нелепая по своей сути фраза отца, и не горечь от сознания того, что она, Алена, быть может, никогда больше не увидит своего дорогого, любимого Саню, - а иное, чуждое ей до сих пор, неизъяснимое чувство толкнуло ее вперед...

Перламутровая прозрачность волны приняла Алену, обожгла прохладой, на миг остановив ее стучащее на весь мир сердце. Сначала было мелко. И Алена пыталась плыть, пока чувствовала под ногами дно. В воде ей стало легче. Почти на уровне ее глаз до самого горизонта расстилалась голубовато-серая морская ширь. Девушка не заметила, как ее начало относить глубже. Она даже сумела повернуть к берегу. Но тут ею впервые овладел страх. Как ни старалась Алена грести обеими руками - они не слушались.

- Надежда Александровна, помогите! - из последних сил крикнула девушка, судорожно хватая ртом воздух.

Бездушная голубизна захлестнула ей лицо. "Саня! Сашенька! Ты же вернешься, правда? Ты вернешься! - не то вслух, не то мысленно повторяла Алена и глотала соленую воду, как слезы. - Ведь ты сказал, что любишь меня, а это..., ради чего... нам с тобой стоит жить. Когда ты вернешься, Саня... Что же я наделала! Мама!!!.."

Голубизна хлынула ей в грудь, лишая сознания, а над головой тотчас сомкнулась серебристая морская поверхность...

Санкт-Петербург, лето 1997 года.
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 17.03.2005, 14:26   #15
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

Вася, твой рассказ "Мое превращение" пойдет в журнал "Страна и мы" вот в такой небольшой моей переработке. Если с чем-то не согласен - сообщи мне.

Василий Михайлович Труфанов живет в Санкт-Петербурге. Диагноз — ДЦП. Инвалид I группы, передвигается в инвалидной коляске или с посторонней помощью. Родился в 1953 году в Ленинграде. В 1972 году окончил среднюю школу, затем учился в ЛГУ на кафедре романской филологии (на дому). Писал заметки для Ленинградского радио (передача "Наедине с природой") и публиковался в газетах "Контакт", "Русский инвалид", "Дети и мы", "Смена Плюс", в журналах "Искорка", "Аврора" и "Нева". С 1997 года состоит в Профессиональном Союзе Писателей Санкт-Петербурга. В настоящее время сотрудничает с Православным Медико-Просветительским Центром "Жизнь" (Москва). Пишет рассказы, очерки, эссе, обзорные и аналитические статьи, записки натуралиста, а также переводит с испанского.



МОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ

(фантастический рассказ в духе Кафки)


В начале учебного года я слег с ангиной. И заболел я, как нарочно, в день рождения Ленки Светозаровой. А мне так хотелось прийти поздравить ее! Для меня Ленка была особенной девочкой. Одни глаза чего стоят! Лучистые, теплого светло-коричневого цвета, ни у кого больше я не видел таких глаз. Когда я нес ей портфель, то ликовал от того, что она идет рядом со мной. И мне хотелось, чтобы путь из школы домой был в два, в три раза длиннее. Интересно, как она ко мне относится, думал я.

А все началось с того, что я стал увлекаться энтомологией. Ленкин папа Иван Константинович, высокий, сухощавый, в очках, похожий на Паганеля из "Детей капитана Гранта", был энтомологом и каждый год летом уезжал в какую-нибудь далекую экспедицию. Оттуда он привозил много всяких баночек и коробочек с засушенными насекомыми. Это обстоятельство и сблизило нас с Ленкой. Частенько я заходил к ней в гости, и Иван Константинович интересно рассказывал о различных насекомых и показывал свои коллекции. А недавно он подарил мне великолепный атлас — определитель жужелиц с яркими, цветными таблицами. И вот теперь, лежа с обмотанным горлом, я уже в который раз с удовольствием просматривал его. Особенно мне нравилась одна большая зеленая жужелица из Южной Америки, с золотистой каймой по краям надкрыльев. Ее мудреное название я никак не мог запомнить. Обычно жуки из семейства жужелиц не летают, но этот был исключением, он отлично летал. И вот, рассматривая жука, я вдруг почувствовал, что у меня в голове что-то словно вздрогнуло. И я стал уменьшаться. Потом у меня неизвестно почему выросли крылья и шесть длинных тонких ножек. И я превратился в жужелицу, в ту самую, южноамериканскую. При этом я мог думать и рассуждать как человек, и у меня сохранилось человеческое, а не жучиное зрение. Я вылетел в раскрытое окошко и полетел. Куда же? Конечно, к Ленке.

Вечер стоял теплый. Окно ее комнаты, на мое счастье, тоже оказалось открытым. С порывом ветра я ворвался в комнату. На диване сидела нарядная Ленка и несколько наших одноклассников и одноклассниц, а Иван Константинович стоял поодаль. Я закружился под люстрой и, стукнувшись о потолок, упал на стол, прямо возле коробки с тортом. Все девчонки, кроме Ленки, взвизгнули от страха. А мой приятель Митька уже хотел было накрыть меня ладонью. Но я поспешно забрался под край коробки и замер там, поджав все шесть ножек. Одноклассники казались мне теперь громогласными великанами. Несмотря на то, что у меня было человеческое сознание и разум, во мне находился еще и инстинкт насекомого, поэтому любой даже самый незаметный шорох или стук заставлял меня, помимо воли, немедленно прятаться. Митька крикнул:

- Иван Константинович! Смотрите, какой здоровущий зеленый жук прилетел! Может, он из вашей коллекции?

- Мои жуки на булавках наколоты, — усмехнулся Иван Константинович и подошел к столу. Увидев меня, удивился и обрадовался: — Поразительно! Ведь эта жужелица обитает только в Аргентине и принадлежит к довольно редкому крылатому виду... — он восторженно произнес мудреное латинское название и обратился к Ленке: — Аленушка, будь добра, принеси морилку, расправилку, пинцет и энтомологические булавки.

У меня похолодело внутри. Я в ужасе понял, что мне грозит: Иван Константинович, мой добрый старший друг, сейчас проколет меня булавкой и поместит в коллекционный ящик. Только Ленка может меня спасти! Если уловит мои мысли.

"Ленка, — промыслил я ей, — ты, конечно, меня не узнаешь. На самом же деле я никакая не жужелица, а Сережка Евдокимов. Я прилетел, чтобы тебя увидеть. Помоги мне!"

Ленка побледнела и изумленно уставилась на меня. Потом вскочила и схватила Ивана Константиновича за руку:

- Папа, не надо эту жужелицу в морилку! Если она такая редкая, как ты говоришь, то пусть живет!

Пользуясь случаем, я ринулся наутек. Добежал до края стола, быстро соскочил на пол и скрылся под шкафом. Иван Константинович долго шарил там энтомологическим сачком, в надежде выгнать меня оттуда, сокрушенно вздыхал и укорял Ленку за ее необдуманный поступок. В конце концов он с отчаянием махнул рукой и ушел к себе. Превосходный экземпляр был утерян. Меж тем я отсиживался в щели под плинтусом.

Через некоторое время, когда ребята разошлись по домам, я выбежал из-под шкафа. Ленка собирала посуду. Она то и дело смотрела на пол, словно что-то искала, и выглядела очень печальной. Увидев меня, обрадовалась.

- Сережка, как хорошо, что все обошлось! — воскликнула она вполголоса так, чтобы не услышал Иван Константинович, и спросила: — Почему это тебя угораздило стать жужелицей, да еще такой редкой? Ведь ты же знаешь, что идешь, вернее, летишь, в дом энтомолога?

"Сам удивляюсь", — мысленно произнес я. Ленка и на этот раз поняла меня.

- Ты, наверное, проголодался, — сказала она. — Хочешь торт? Боже мой, что я говорю! Жужелицы торт не едят. Подожди, я сейчас принесу тебе что-нибудь. Ты пока спрячься на всякий случай. Вдруг папа сюда зайдет. Я быстро! — И Ленка осторожно открыла входную дверь и выскользнула на улицу. Вскоре она вернулась, держа в руках огромного извивающегося дождевого червяка, которого положила передо мной на пол: — Вот, это тебе повкуснее будет.

Нужно сказать, что к червякам я раньше относился с некоторой брезгливостью. А сейчас жадно набросился на него, словно это была невесть какая сладость, и принялся рвать его своими острыми челюстями. Во мне пробудился инстинкт хищника.

— Я так переживала за тебя, — продолжала Ленка, сидя около меня на корточках, — ведь я люблю и тебя и папу...

"Ты меня любишь?!" — от неожиданности и счастья я перестал есть червяка. Если раньше я был слишком стеснительным, то теперь образ жужелицы позволял мне задать этот вопрос.

Ленка многозначительно кивнула, и в ее глазах блеснули искорки. Я хотел сказать, что тоже люблю ее и что она понравилась мне с первого же знакомства. Но в этот момент дверь внезапно открылась, и в комнату заглянул Иван Константинович. И сразу же меня заметил. Я взлетел и устремился к окну. Однако снова не рассчитал свои силы, зацепился крылом за портьеру и угодил в стоявшую на подоконнике вазу с цветами. Не знаю, сколько времени я барахтался в воде. Потом мои ноги сами собой скрючились. Я потерял сознание...

- Сережа, проснись! — услышал я голос Ленки и открыл глаза. Я по-прежнему лежал в постели. Рядом стояла Ленка: — Вот, пришла тебя проведать. Знаешь, я отложила свой праздник на тот день, когда ты поправишься, — сказала она и нежно улыбнулась.

Мой счастливый сон словно бы продолжился наяву.

Василий Труфанов
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 07.09.2007, 16:09   #16
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
Сообщение Новый рассказ Василия Труфанова

Василий Труфанов

ПРИДУМАЙ, ПРИДУМАЙ ТАКОЕ МНЕ ИМЯ, МОЙ МИЛЫЙ

Знойным августовским вечером Настя Громова возвращалась с работы домой. На ней были блестящие босоножки, ослепительно-белые брюки, подчеркивавшие стройность ее фигуры, и легкий белый пиджачок, из-под ворота которого виднелась светлая кольчужка, какие любят носить современные девушки. Насте лишь недавно исполнилось двадцать два года.
Жара в городе в этот последний летний месяц стояла невыносимая. И Настюшке очень хотелось выкупаться, но сегодня такой возможности ей не представилось: работу она закончила около шести вечера, и нужно было еще добраться на метро к себе на Петроградскую, заскочить в Дикси за продуктами, мама ведь не догадается: Настя с нетерпением ждала выходных, когда они со своим верным другом Колей на целый день уезжали куда-нибудь загорать и купаться. Настя была довольно хорошо сложена, так как с детства увлекалась плаванием, отлично ныряла, даже имела спортивный разряд. Коля был рослый брюнет, на четыре года старше Насти. Жил он в соседнем доме вместе с бабушкой, которую звали тетя Рита. Коля был программистом и увлекался каратэ.
Настя училась в медицинском колледже и работала в специализированном доме ребенка, где жили дети с особыми потребностями, — откладывая деньги для того, чтобы в дальнейшем поступить в институт. Хотя Настя была здоровым, полноценным человеком, однако существовало что-то такое, что сближало ее с этими обделенными судьбой малышами. Отца Настя почти не помнила. Он ушел, когда ей не было и трех лет. Некоторое время они с мамой жили более и менее благополучно. Однако в последние годы Анна Геннадиевна, так звали Настину маму, пристрастилась к зеленому змию и вскоре запила, как говорится, по-черному. К ним стали захаживать посторонние люди. Хуже всего было то, что отношения Насти с мамой совсем разладились, и девочка стала для нее чем-то вроде обузы. Однажды Настя принесла из библиотеки сборник зарубежной фантастики и хотела, как это было у них заведено прежде, показать новую книгу Анне Геннадиевне.
- Вот и читай свои книжки, если делать нечего! И оставь меня в покое, наконец, чучело ты на мою голову! — грубым, визгливым тоном выкрикнула Анна Геннадиевна, и при этом она странно затрясла перед собой руками, точно пытаясь отмахнуться от чего-то.
Настя порывисто ушла в свою комнату, не сказав ни слова и громко хлопнув дверью. Вместо того чтобы готовить уроки или приняться за чтение, девочка бросила книгу на диван, села в угол, сжалась в комочек и провела так весь вечер. Теперь ей уже не хотелось ни читать, ни играть во дворе с ребятами. Комната, книги, письменный стол с компьютером, музыкальные диски — все, что составляло часть ее внутреннего мира, вдруг стало чужим и ненужным. Что-то рушилось в ее душе.
Со временем подобные сцены сделались частым явлением в их семье. Когда Настя в очередной раз рассказала об этом школьной подруге Маринке в надежде услышать совет или хотя бы сочувствие, та ответила:
- Мне уже надоели твои бесконечные истории о скандалах, которые тебе устраивает твоя мамочка. Что-нибудь поновее не можешь выдумать, а?
Единственно, кто понимал Настю, так это другая ее подруга Катя. У Кати оба родителя были наркоманами. Но очень скоро, не выдержав их побоев и издевательств, Катя выбросилась из окна пятого этажа и разбилась насмерть. Настюшка осталась совсем одна наедине со своим горем, тревогой и страхом. Она, раньше такая веселая и жизнерадостная, теперь стала угрюмой и замкнутой. Вместе с тем в глубине ее души таилась невысказанная нежность. Ей казалось, что если бы Анна Геннадиевна, как много лет назад, сказала бы: "Настик, иди ко мне, хорошая моя. Я очень тебя люблю", — то она с радостью кинулась бы к ней на шею, обняла и простила бы ей все. Но так случиться уже не могло. Поддержало Настю и не дало окончательно упасть в пропасть отчаяния то, что, занимаясь плаванием в спортивном клубе Дворца Творчества Юных, она познакомилась с отличным парнем Николаем. И еще были дети, ее дети. Они ждали Настю. Она была нужна им. И ее собственные невзгоды представлялись ей пустяками по сравнению с их трагедией. Насте доставляло удовольствие ухаживать за ними и делать так, чтобы эти тяжело больные брошенные ребятишки были хоть немного счастливы. К ней вернулась прежняя жизнерадостность. Но в больших серых глазах девушки навсегда поселилась глубокая и неизбывная печаль.
Доехав до Песочной набережной, Настя, чтобы сократить путь, решила идти через скверик у Вяземского переулка. Как только она вошла под сень лип и кленов, жара осталась на улице среди асфальта и рева проходивших машин. Неожиданно Настюшка подумала о Николае, и ей вспомнилась одна очень старая песня, которую пела Эдита Пьеха, и где были слова, удивительно соответствовавшие ее душевному состоянию: "Придумай, придумай такое мне имя, мой милый, какое никто на Земле не знал. Какое никто никогда не придумал".
- И свою любимую этим именем никогда не называл! — уже безо всякой рифмы вдруг воскликнула девушка. Объятая внезапным порывом безотчетной радости, она со счастливой улыбкой, сорвав с дерева какой-то листочек, не побежала, а полетела по дорожке сквера с распахнутой душой, глазами и сердцем. Ее чудесные длинные, каштановые волосы слегка развевались от ветерка, стремившегося ее догнать. В конце дорожки Настя свернула на газон и усталая и запыхавшаяся присела отдохнуть на большой тополевый пень.
- Асенька, не садись на пенек, не ешь пирожок, — раздался рядом чей-то знакомый, ласковый голос. — А вот, кстати, тебе и пирожки с повидлом. Сама пекла. Захватила с собой несколько штук. Будто чувствовала, что тебя здесь встречу.
- Ой, тетя Рита, здравствуйте! Вы, наверное, из магазина. Давайте помогу вам покупки донести. А за пирожки спасибо огромное — детишкам завтра раздам на работе — вот радости-то будет, — улыбнулась Настя. Подхватила сумки, свою и Колиной бабушки, взяла под руку низенькую тетю Риту.
- Да ты и сама покушай. Вкусные ведь.
- Конечно-конечно, я давно знаю, что вы — совершенно превосходная хозяйка. Пойдемте.
- Но учти, я без чая тебя не отпущу, — предупредила Настю заботливая тетя Рита.
Спустя несколько минут они сидели на просторной кухне и пили чай с пирожками. Вокруг широкого раскрытого настежь окна зеленели плети дикого винограда. За окном росла молодая ива. На ее листьях горели и переливались солнечные искры.
- Знаешь, как Коля называет эту ивушку? Настенька.
- Правда?!
- Не стану же я, пожилой человек, неправду говорить. Он только о тебе, Асенька, и думает последнее время. Но это я по большому секрету сказала.
У Насти потеплело на сердце, и она слегка задохнулась от вновь нахлынувшего на нее счастья.
- А я смотрю, ты все с детишками воюешь? Они тебя слушаются? — спросила Колина бабушка.
- Что вы! Как можно воевать с такими детьми? — с некоторым возмущением возразила Настя. — Знаете, они ведь там совершенно беспомощны, беззащитны и очень одиноки. И каждый может обидеть любого из них, унизить морально и физически. Есть малышка двух с половиной лет, Олечкой зовут, — я работаю воспитателем в малышовой группе, и на моем попечении дети от двух до семи лет — ну вот, а эта Ольгунька не может ходить. Я ее на руки возьму, а она мне: "Нястя, ты моя мама?" У меня внутри все переворачивается. Что я ей скажу, что я — не мама? Заплачет. Будет переживать. Маленькая еще совсем. Приходится отвлекать: "Смотри, Олечка, какой цветочек у нас вырос. Ай, какой цветочек хорошенький. Сейчас мы его с тобой посмотрим". "Квекотек посмотлим", — говорит Олька. А иногда, сама не пойму, что на меня такое найдет: прижму ее к себе — сердечко Олькино бьется рядом с моим, как у пойманной птички, — и говорю: "Да, Олечка, я — твоя мама". Или Надя, например, у нее болезнь Каннера. Родители уходили на работу, а ее привязывали к батарее, чтобы она чего-нибудь не натворила в их отсутствие. Кормили один раз в день. Наденька с трудом общается с детьми. Неконтактная. Руку себе в рот засунет вот так и сидит, качается на стуле. Как это у ней вся ладошка во рту помещается, ума не приложу. Спрашиваю: "Дать тебе мячик?" И она за мной повторяет: "Дать тебе мячик?" Или я ей говорю: "Меня зовут Настя, а тебя Надя". Она повторяет все слово в слово. Только когда я меняю местами наши имена, она говорит правильно. Знаете, тетя Рита, Ирочку Руткину я не уберегла.., к сожалению... Ира страдала эпилепсией и спастическим тетрапарезом. Славная такая была девчушечка. Ее усадишь к столу, разложишь перед ней игрушки, а Ира хочет поиграть ими, но не может — слишком ручки слабенькие. Я тоже догадалась — нечего сказать: котенка принесла и ей показала. Думала — обрадуется. Она ведь кошек-то не видела ни разу. А она испугалась, и у нее от страха один приступ пошел за другим, можете представить? Я позвала медсестру Валю. Та укол ей делает, а я плачу, шепчу: "Иронька, маленькая, не умирай, прошу тебя. Только не умирай". Еле-еле мы с Валей ее выходили: А на днях появляются какие-то два молодых врача или студента, берут Иру, — а она мне уже как родная стала, — и куда-то ее уносят. Я говорю, что вы собираетесь с ней делать? Оказывается, — хотят какие-то эксперименты над ней, бедняжкой, проводить, дескать, под тем предлогом, что девочка все равно плохо соображает: Я пыталась отнять малышку, но не смогла. Так и унесли.
- Изверги какие-то, а не врачи, — заметила тетя Рита и хотела добавить еще что-то. Но Настя продолжала:
- А у Захарика нашего последствия детского церебрального паралича. Руки тоже не слушаются. Пока его оденешь утром — семь потов сойдет. Но я не жалуюсь, не думайте. Захарику нравится делать что-нибудь из кубиков. Вот я и купила ему сегодня такую вещь. — С этими словами Настя нагнулась и достала из сумки коробку со строительным конструктором. — Будем с ним вместе строить, вернее, строить-то буду я, а он станет руководить, так сказать, моими действиями. Будет прорабом или как там на стройке называется?

(продолжение следует)
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 07.09.2007, 16:10   #17
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

(продолжение)

Девушка перебила сама себя и спросила: — А где Коля?
- Скоро уже должен придти с занятий, — ответила тетя Рита и добавила: — а ты, Асенька, подожди его. Он будет очень рад тебя видеть.
- Я с удовольствием побыла бы у вас еще, но не знаю, как мама, в каком она состоянии. Тетя Рита, понимаете, мне с больными детьми гораздо легче и проще, чем с ней. Вроде бы, кажется, уже все наладилось, все нормально, а потом... — глаза Насти повлажнели. — Я люблю ее, но не могу найти к ней подход. Вдобавок я постоянно чувствую себя виноватой перед ней в чем-то. В чем именно, — сама не знаю.
- Асенька, дорогая, не плачь. Я все понимаю. Одно скажу, в случае чего, если станет уж совсем невмоготу, приходи к нам и оставайся.
- Спасибо, тетя Рита. Сейчас я вам посуду помою и пойду. Она быстро вымыла небольшую горку посуды, лежавшую на тумбочке. И стала прощаться, взяв через плечо тяжелую сумку, в которой лежали продукты, голубой рабочий костюм и строительный конструктор для Захарика. Потом начала поспешно сбегать вниз по лестнице. Длинные, пышные волосы Насти вздрагивали и колыхались при каждом шаге.
- Как придешь домой, обязательно позвони нам! — крикнула ей вслед тетя Рита.
- Непременно позвоню! — донеслось издалека.
Настюшка перебежала пыльную улицу со стоявшими иномарками и очутилась в своем дворе. Подойдя к парадному под козырьком и с двумя клумбочками по бокам, где росли желтые цветы тапинамбура, похожие на маленькие подсолнухи, набрала домофон и впорхнула в открывшуюся дверь. Взбежала к лифту. И когда поднялась на третий этаж, то увидела Николая. Он, очевидно, ждал ее.
- Коленька, привет, родной! Ты — ко мне?
- Да, Настюня, знаешь, я давно тут стою, хорошо, что встретились, а то мне пора уже идти.
При виде больших, печальных глаз Насти голос Коли слегка дрогнул. Девушка прильнула к нему, и они обнялись.
- Поедем в субботу в Озерки? — спросил Николай, поглаживая Настю по голове.
- Нет, в Озерках все уже видано-перевидано. Давай лучше — на Елагин. Водный велосипед возьмем, покатаемся!
- Идет! Ну теперь мне и правда пора — бабушка заволнуется, куда это я пропал.
- До свидания, Коленька, я позвоню тебе сегодня на трубку, ОК?
- ОК!
- Тогда до связи. — И Настя проводила Николая долгим задумчивым взглядом:
Едва она вошла в прихожую — ее окутало облако едкого табачного дыма, смешанного с водочным перегаром, которым, казалось, было наполнено все вокруг. Ей не хватало воздуха. Она поднесла руку к груди и, чтобы не упасть от резкого головокружения и приступа кашля, оперлась спиной о стену. Когда она справилась с дыханием и ее глаза привыкли к полумраку прихожей, Настя заметила, что в коридоре, широко расставив ноги, возвышается огромный стриженый наголо верзила в коричневой футболке навыпуск и зеленоватых, защитного цвета брюках. Про себя она тотчас назвала его Великаном.
- Что за клевый прикид! — произнес Великан, увидев Настю, и его круглое лицо с пухлыми, как у младенца, губами расплылось в пьяной улыбке.
Тем временем из комнаты мамы вышел щуплый человек с небольшими усами. Волосы его были забраны на затылке в пучок. Он был в полосатой рубахе и черных джинсах. Лицо этого человека не выражало решительно никаких эмоций.
- Эй, Энтони, — крикнул ему Великан, — гляди-ка, какая чувиха прикольная.
- Да, девчонка что надо, — отозвался Энтони, а вернее, просто Антон.
- Девушка, пойдем к нам. Обещаю — скучать не придется, — обратился Энтони к Насте.
Ею овладело чувство отвращения.
- Нет, мне нужно привести себя в порядок. Завтра — на работу, — спокойно ответила Настя.
- Во, видал, ей завтра на работу нужно, а нам, значит, не нужно. Ха-ха-ха! — рассмеялся Великан гаденьким смехом.
Настя быстро прошла по длинному, полутемному коридору в ванную и закрыла за собой дверь на металлический засов. Здесь она ощутила себя в полной безопасности. Раскрутила кран и стала набирать воду в голубоватую ванну. Пока наливалась вода, она посмотрела в прямоугольное зеркало, висевшее над туалетным столиком. Лицо ее выглядело немного усталым. Под большими глазами с изогнутыми ресницами обозначились чуть заметные тени. Брови были изогнуты и повторяли изгиб челки. Длинные волосы обрамляли правильный овал лица. У Насти был красивый разрез рта и остренький, слегка буратинистый нос.
Когда Настя освободилась от сковывающей одежды, ей сразу стало легче дышать. Она проворно вскочила в ванну, задернув полупрозрачную занавеску. Прохладная вода освежила Настю. И девушка почувствовала прилив сил. На внутренней поверхности ванны и на белой коже Насти сходились и расходились золотистые линии. Это показалось ей забавным, и она улыбнулась. Тут только она вспомнила, что должна позвонить Николаю. Настя высунула руку из ванны, взяла пиджак, нащупала в его внутреннем кармане мобильник и гарнитуру. Надела ее на голову и набрала номер.
Коля ждал ее звонка:
- Настюня, как ты, все ОК?
- Да, Коленька, нормально. Правда, здесь у нас какие-то два странных типа. Я от них в ванной прячусь и заодно плескаюсь, ну купаюсь в общем. Как в ловушке, понимаешь?
- Настюнька, продержись. Я скоро буду у вас и заберу тебя. Жди. Чао.
Настя не успела нажать кнопку отбоя, как в дверь резко постучали:
- Эй, ты, открой. Разговор один есть, слышь! — Это был Энтони.
Настя решила молчать. Сердце ее билось гулко и тревожно, прерывистыми толчками, заставляя вздрагивать точеную грудь. Она набрала больше воздуха, затаила дыхание и легла на дно ванны. Ей представлялось так надежнее. Благодаря тренировке она могла задерживать дыхание на две-три минуты. Почему, думала Настя, маленький Захарик со скрюченными болезнью руками и ногами все-таки пытается что-то делать, как-то проявить себя с хорошей стороны, чтобы его считали Человеком, а ее мать и эти двое, у которых руки, ноги и голова изначально в порядке, заливают себя водкой до полного умопомрачения. Вдруг девушка услыхала необычный звук — Энтони пилил засов ножовкой. У Насти перед глазами возникли круги, а сердце болезненно сжалось. Она, как андерсоновская русалочка с темными волосами, выставила из воды головку и отдышалась. Через несколько минут дверь заскрипела, подалась, и пьяный Энтони ввалился в ванную.
- Всё, мое терпение лопнуло. Или ты сейчас одеваешься и идешь к нам, или знаешь, что будет, — промямлил Энтони, и в его руке сверкнуло короткое лезвие.
Девушка вне себя от страха и ненависти, что было сил стукнула Энтони по руке. Почти сразу все ее существо пронзила острая боль. Из глаз брызнули слезы. Она не могла вздохнуть.
- Дяденька, за что?! — едва слышно прошептала Настя, широко открыв глаза и чувствуя, что силы покидают ее.
Энтони некоторое время оторопело смотрел на Настю. Потом поднял ей левую руку, чтобы нанести девушке второй удар. Но в этот момент позади раздался голос Николая:
- А ну, падло, отпусти девушку и брось нож! — Энтони развернулся и хотел было накинуться на Николая, однако тот подставил ему подножку — и Энтони рухнул на пол и выронил нож, который Николай ногой отшвырнул в сторону.
Тотчас подоспел Виктор, друг Николая:
- Колька, моя помощь тут не требуется?
- Вызови скорую и милицию и побыстрее, Да займись тем, бритоголовым. А этого Кузьму, я, как говорится, и так возьму.
- Телефонные провода перерезаны.
- Ну так бери мой мобильник.
Через пару минут связанный по рукам и ногам Энтони, изрыгая проклятия, хрипел в углу коридора. Одного удара в рыхлый пивной живот было достаточно, чтобы Дылдон мешком повалился на пол.
Николай осторожно вынул обессилевшую Настю из ванны. Она попыталась улыбнуться.
- Коленька, что со мной?
- Тихо, тихо, Настюня. Ты просто очень устала. Тебе сейчас нельзя волноваться. Лежи спокойно, дорогая моя, все будет хорошо. Я тебе это обещаю, малыш.
Настюшка дышала часто. Из ранки напротив сердца медленно текла струйка крови:
- Придумай, придумай такое мне имя, мой милый, какое никто никогда не знал... — пронеслось у нее в голове, прежде чем ее поглотила чернота беспамятства.
- Молодцы, ребята, что помогли нам поймать этого голубка. За ним числится немало всего-всякого, — сказал Николаю милиционер, сопровождавший уголовников, вталкивая Энтони в уазик.
Великан сидел на полу в коридоре, бился головой об стену и глухо рыдал.
- Хватит реветь, как баба, — прикрикнула на него Анна Геннадиевна, — тоже мне мужик! Что вы с Настей моей сделали, сволочи?!
- Это все Антон! Я ничего не знал... Я его убью-ю-ю!
- Не реви!
- Ревел и буду реветь. Геннадиевна, принеси сто грамм. Чисто символически.
Когда Настя открыла глаза на койке в Свердловской больнице, куда ее привезли по скорой, рядом стояли Николай и тетя Рита с большим букетом цветов.
- Вот, наконец, и очнулась наша девочка, — сказала тетя Рита.
Врач, делавший операцию, заметил, что, если бы нож прошел на сантиметр выше, то спасти Настю не было бы никаких шансов.
Осенью Николай и Настя поженились.
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 26.09.2007, 09:03   #18
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

Новое стихотворение В.Труфанова

СТЕНА

Есть край на Земле
Там, где неба пьянит глубина,
Где на берег с плеском ложится волна,
Где воздух густеет от запаха роз,
Где люди не знают ни горя, ни слез.

Лежат там развалины древней стены,
Что помнят загадки глухой старины.
Развалины древней, могучей стены,
Стены Алагьеро.

Давно эти камни в тот берег вросли.
Ползучие травы вокруг поросли.
И ящерка греет на солнце свой бок,
И девушка взглядом ласкает цветок.
А стену забыли, однако стоит
Стена Алагьеро.

По-прежнему крепка, мощна, высока,
Но как же она от меня далека,
Стена Алагьеро.
2007 год, Санкт-Петербург
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 21.09.2010, 13:09   #19
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

Узнала, что Василий Труфанов умер...
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Старый 21.09.2010, 13:12   #20
Olga Zaikina
биолог-биохимик, к.б.н.
 
Аватар для Olga Zaikina
 
Регистрация: 06.12.2002
Адрес: Москва
Сообщений: 3,859
Olga Zaikina
По умолчанию

Памяти В.Труфанова - http://www.zin.ru/ANIMALIA/Coleoptera/rus/trufanob.htm
__________________
Мое творчество: www.harbor.ru/zaikina
Olga Zaikina вне форума   Ответить с цитатой
Ответ


Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе

Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 21:33.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot

Загрузка ...

© "Гавань красоты и здоровья". Основан в 1999 г.
Запрещается использование материалов без html-ссылки на сайт и разрешения авторов сообщений.
Все права принадлежат ООО "Гавань красоты и здоровья"
Студия дизайна

Rambler's Top100 TopList

seXYdreams.ru - магазин эротических грез